February 26th, 2014

Дополнение к моему манифесту

Хоть я и старался не вступать в дискуссии по поводу своего манифеста, но на некоторые важные моменты критики всё же отвечу.

Ты говоришь что ключ к победе — насилие, но Майдан победил не из-за насилия



Это неправильное понимание моего манифеста. Ключ к победе — не насилие, а решимость, смелость, желание и намерение идти до конца, до полной победы. Можно стоять на площади 3 месяца, 6 месяцев, год, два года, но власть не пересидишь. Зачем власти выполнять твои требования если ты просто стоишь на площади? Ну стоишь и стоишь — чего тут такого. Подождать подольше — и разойдётесь, если не разогнать (что несколько раз с Майданом чуть было и не произошло, если бы милиция не начала разгонять его; если полистать мой твиттер, то даже можно найти пару моих твитов что «неужели Майдан всё, сдулся, расходится?»). Да и в России мы так делали не раз, вспомнить те же Абаи. Что этим добились? Ни-че-го. Ровно 0. Ключ к победе — не насилие именно, а решимость, ультиматумы, требования. Майдан точно также победил бы, если бы он смог захватывать административные здания без насилия. Если бы милиция ещё раньше и без стрельбы начала переходить на сторону народа. Именно в этом ключ к победе. Просто, как правило, в 99% случаев та же милиция предпочитает «просто выполнять приказ», поэтому не получается избежать насилия.

И да, отказ от неприемлемости насилия — это ещё и понимание, что при эскалации конфликта ты можешь пострадать и даже погибнуть. Местами это готовность умереть за свои идеалы (речь о тех, кто готов идти прям на передовую), местами это готовность жертвовать своим временем и деньгами (речь о волонтёрах-медиках, о тех, кто кормит протестующих, снабжает необходимым).

Нужны компромиссы и нужно уметь договариваться



Компромиссы нужны в другом протесте, другого рода. Эти компромиссы и умение договариваться нужны будут уже при победе. Для лучшего понимания, я разделю протест на два (объяснение будет сложноватое, но постарайтесь вникнуть). Есть протест / протесты меньших размеров. Это протест за честные выборы, это протест за конкретных политиков и т.д. И есть более глобальный протест, более всеобъемлющий (хотя допускаю, что его ещё нет, он ещё не родился, а только ходит в умах) — это протест против всей системы, за глобальные, коренные изменения в целом. Он не за конкретных личностей, он не за то, чтобы в Думе было больше оппозиционеров, он не за то, чтобы кто-то стал мэром / губернатором / президентом. Эти два протеста сильно пересекаются, но всё же не равны, ибо часто люди «уходят» из протеста, объясняя это как «я ходил на митинги не для того, чтобы тот-то попал в Думу».

В протесте глобальном нам не нужны политики. В том числе нам не нужен Алексей Навальный (и да, я это сейчас пишу несмотря на то, что являюсь активным его сторонником). В том числе нам не нужен там Илья Яшин, Ксения Собчак, Сергей Пархоменко, Борис Немцов, да вообще все самые известные оппозиционеры. Их присутствие на месте «теоретического Майдана» да, будет полезным как способ призвать ещё больше людей. Но их присутствие на том же самом «теоретическом Майдане» как лидеров, скорее всего, будет даже более вредным, чем полезным. Представьте, что у нас начался Майдан. Не в плане стрельбы, крови, а в плане появления огромной массы людей, которая вышла на улицы, полна решимости, готова идти до конца и даже может захватила пару административных зданий. Вот представим, что я Путин. Я вижу, что запахло жаренным, надо что-то делать, уже не получится просто переждать, когда Майдан разойдётся. Тогда я просто вызываю к себе (ну или к моим доверенным лицам) того же Навального, Яшина, Ляскина, Пархоменко (вообщем того из лидеров оппозиции, к кому сейчас больше всего протестующих прислушиваются) и предлагаю: окей, мы выпускаем всех узников Болотной, выносим оправдательный приговор, назначаем компенсацию им, а вот тебя и тебя ещё и назначаем мэром Москвы, вице-премьером и т.д., и обещаю зарегистрировать ваши партии, впредь договариваться с оппозицией по принятым законам, но взамен вы должны разойтись все по домам.

Большинство, если не все политики в такой ситуации согласятся на компромисс. Ещё бы: предложенные условия сами по себе существенные, о таком мало кто мечтал / мечтает (как по части постов, так и по части освобождения тех, за чью свободу мы давно бьёмся). А отказ от них и эскалация конфликта — это значит взять на себя ответственность за судьбы тех, кого при дальнейшем протесте посадят, побьют, убьют. В случае чего, тебя будут обвинять, что эта кровь, эти судьбы на твоих руках (открытка Бароновой). Это очень тяжёлая ноша и я сомневаюсь, что есть люди, которые готовы нести её. Поэтому решение принято, компромисс достигнут, люди разошлись. Как Путину, да, мне будет неприятно видеть под боком у себя на высоких постах ярых оппозиционеров, отказаться от каких-то своих слов, выпустить людей, которые протестовали против меня. Но чисто стратегически — я выиграю. Есть просто уйма способов ограничить власть любого должностного лица, ибо у тебя в руках вся остальная система. Этот оппозиционер на высоком посту может кричать о чём угодно, принимать любые решения в рамках своих полномочий — саботировать его решения и слова очень легко.

Но самый главный итог из этого: по всем остальным проблемам ситуация никак не изменится. Закон Димы Яковлева не отменится, коррупция в судебной системе и правоохранительных органах не уменьшится, воровать от этого меньше не станут, суды также будут выносить неправосудные решения. В конечном итоге, через какое-то длительное время можно будет даже дискредитировать этих оппозиционеров и посадить их. Всё, я, Путин, победил. Лидеры, политики в таком глобальном протесте не нужны (не в плане что их нельзя пускать на место проведения протеста, а в плане что они не нужны как представители мнения, «решатели», «переговорщики»). Максимум — парламентёры. Компромиссы при таком глобальном протесте губительны. Ещё раз вам напоминаю про ситуацию, когда Майдан чуть было не потерял всё, если бы протестующие пошли на поводу компромисса, подписанного лидерами оппозиции с Януковичем и он остался бы президентом до декабря.

Коренных изменений не добится, даже если по итогам предстоящих выборов 100% Мосгордумы будет состоять из оппозиционных депутатов.