Руслан Левиев (ruslanleviev) wrote,
Руслан Левиев
ruslanleviev

Category:

Всех сжечь!

Мне, наверное, не стоит отвлекаться на рассказы о том, как происходил сам митинг — пока мы сидели в камере предварительного заключения, интернет уже по 100-му разу смаковал видео выступлений. Я постараюсь как можно короче, но всё-таки рассказ всё равно получится длинным: столько всего произошло за эти двое суток. Начну с того момента, когда «космонавты с дубинками» перекрыли дорогу, чтобы толпа не смогла пойти в сторону Лубянки.


ОМОН

Первые минуты мы просто стояли лицом друг к другу: цепочка ОМОНа и толпа людей. Успел заметить, что сюда же в первые ряды не побоялись пробиться блоггеры Илья Варламов (varlamovru) и Рустэм Адагамов (drugoi). В отличие от нас, активистов, они рисковали больше: полиция особо не церемонилась и в процессе оттеснения толпы они могли спокойно разбить дорогостоящую технику. Народ скандировал: «Полиция, будь с народом! Полиция, служи народу!» Но потом полицейские начали активно действовать: резкими быстрыми шагами они оттесняли толпу далеко назад. С этого момента лозунги уже сменили, все кричали «Позор!», «Стыдно быть ментом!»
Такой способ «быстрых движений» со стороны полиции привёл к контрпродуктивным результатам: толпа не успевала быстро отходить и люди оказались намертво зафиксированными между полицейскими автозаками, стенами зданий и цепочкой ОМОНа. Даже при всём желании, попав в эту «мясорубку», не было никакой возможности быстро из неё уйти в безопасное место. Пал невинной жертвой Nissan Quashqai, который стоял около тротуара: в него полиция вминала толпу и после «мясорубки» на нём практически живого места не осталось.

Меня повязали когда ОМОН оттеснил толпу до полицейских автобусов, которые стояли непосредственно за входом в метро «Чистые пруды». Собственно идя на митинг, я вполне ожидал что меня повяжут: на днях я подстригся очень коротко, а с такой стрижкой я выгляжу «очень по-бандитски» как мне все говорят. Резким рывком за капюшон куртки меня вырвал из толпы один из ОМОНовцев и бросил в лапы другим ОМОНовцам, которые стояли непосредственно около автозаков. Те моментально меня запихнули в автобус. Всё, приехали. Следующие полчаса я провёл в этом автобусе, ожидая когда менты окончательно заполнят его под завязку.

ПАЗик

20:30, 5 декабря

Как только меня посадили в автобус, я отзвонился своей девушке и сообщил, что меня повязали. Также я сразу отправил смс Петру Шкуматову (petunder) с тем же сообщением, которое он по моей просьбе опубликовал в твиттере. У меня самого доступа к интернету не было.
В наш автобус посадили в общей сложности 23 человека (считая меня). Среди нас также был американец: журналист из New York Times, молодой парень, на вид 27-30 лет, зовут Гленн. Русский язык он понимал отлично, сам говорил тоже на русском, но с сильным акцентом. Пока мы ехали в ОМВД «Якиманка», он расспрашивал нас, спрашивал сколько нам лет, почему пошли на митинг, чего хотим добиться.

21:30, 5 декабря

Спустя час после задержания на Чистопрудном бульваре, нас довезли до отдела «Якиманка». Это же время указано в наших протоколах задержания. Сразу в автобусе у нас забрали паспорта. В отделении нас привели в аудиторию и провели перекличку по паспортам. Американца практически сразу отпустили, нас осталось 22 человека. Все мы примерно одного возраста, молодые парни. Пока мы сидели в аудитории, полицейские в другом кабинете активно составляли на нас протокола, писали рапорты. Мы же тем временем отзванивались родственникам, знакомым.

~ 01:30, 6 декабря

Один из нас дозвонился до «Солидарности» и сообщил, что нас задержали, отобрали паспорта и доставили в отделение. Через некоторое время в помощь к нам приехал адвокат от «Солидарности» (Марк Захарович). Адвокат особенно порадовал тем, что кроме всего прочего, привёз нам воды и еды. Всё это время сотрудники полиции отказывались объяснять нам, по какой статье мы задержаны, какое правонарушение нам вменяется, не отдавали паспорта и не давали копии протоколов задержания.

адвокат

Фактические причины такого долгого последующего держания нас в неведении оказались довольно забавными. Сотрудники ОМОН, которые доставили нас в отделение, в рапортах о причинах нашего задержания написали так: ходили в составе организованной группы в кол-ве 2 000 человек и скандировали лозунги «Всех сжечь!» и «Долой Путина!» (Когда мы узнали про придуманный ими лозунг «Всех сжечь», мы очень долго смеялись). Данные рапорта позволяли инкриминировать нам статью о несанкционнированном шествии, но никак не 19.3. Между тем, от Колокольцева по всем отделениям поступил указ вменять всем именно 19.3, поскольку данная статья в качестве наказания предусматривала также и арест, а статья о несанкционнированном шествии — только штраф.
Когда местные участковые спохватились, ОМОНовцев уже и след простыл, а подвести рапорта под протокол о задержании как-то надо было. В итоге они не придумали ничего умнее, кроме как вчетвером сесть за стол и под именами тех ОМОНовцев самим, под копирку (!), переписать рапорта на более подходящие (на фото ниже я запечатлел момент, как они писали эти рапорта). В частности, теперь нас обвиняли в том, что мы в процессе задержания отталкивали сотрудников полиции руками.

рапорта

Ещё через часик пришёл начальник участковых и вставил им нагоняй: «почему рапорта нескольких сотрудников ОМОН мало того, что написаны слово-в-слово, так ещё и написаны повсеместно почерком одного человека?» Менты сели переписывать рапорта в третий раз. Теперь уже нас обвиняли в том, что мы не покидали проезжую часть, несмотря на постоянные требования сотрудников полиции (несмотря на то, что меня, как и многих других, задержали на тротуаре).


~ 03:40, 6 декабря

Пока менты составляли протоколы и рапорта, мы в комнате знакомились, шутили, смеялись, в общем, не падали духом. Это было не так сложно: все мы были примерно одного возраста и одной социальной группы. Один из самых смешных моментов, когда кто-то из нас заметил висящий на стене текст гимна РФ и предложил спеть гимн хриплым голосом. Идея была моментально поддержана и гимн, в своеобразной «звуковой обработке», был хором исполнен :) Адвокат, наблюдавший за нами в тот момент, смеялся до слёз )))
Адвокат также проинструктировал, что если нас арестуют, то поместят в ГУБУ на Симферопольском бульваре. В случае чего, при помещении в данное учреждение стоит просить, чтобы поместили в комнату с политзаключёнными: там уже будут и Удальцов, и прочая весёлая компашка.
Сотрудники полиции наконец-то пришли к нам в аудиторию (из которой нас не отпускали кроме как в туалет) и начали по очереди у нас записывать анкетные данные (Ф.И.О., место работы, место проживания и т.д.) После этого нас по одному вызывали в соседний кабинет, где каждому из нас был предоставлен для подписания протокол задержания, практически пустой. В нём была заполнена только «шапка», в частности: анкетные данные задержанного, время задержания (указано было 21:30) и какая статья нам вменяется (нам вменяли 19.3 — неподчинение законным требованиям сотрудника правоохранительных органов). Весь остальной бланк был пустой. В бланке мы писали «с предъявленным обвинением в совершении правонарушения по ст.19.3 КоАП РФ не согласен, такого-то числа был на Чистопрудном бульваре делал то-то, шёл туда-то, никаких правонарушений не совершал, никакого сопротивления не оказывал».
После того, как мы подписывали протокол, у нас изымали аккумуляторы от сотовых и фотоаппаратов, и сажали в камеру предварительного заключения. В камерах (их было 2) были те ещё условия: одна размером 4 х 3 — в неё впихнули 13 человек, другая 3 х 3 (к тому же без лавочки) — в неё впихнули 9 человек. Я был во второй, так что спать нам пришлось на полу. Когда нас сажали в камеру, нам было обещано что уже в 9 утра нас повезут в суд.

Первая камера с лавочкой:
КПЗ

Вторая камера, где сидел я (собственно меня можно рассмотреть сидящим в углу, в зелёной толстовке):
КПЗ

Групповое фото из-за решётки:
КПЗ

11:00, 6 декабря

Естесственно, в 9 утра нас никуда повезли и вообще про нас забыли. Все сотрудники, которые были рядом, относились к нашим вопросам абсолютно наплевательски: «не я занимаюсь вашим делом, не знаю когда вас повезут, спросите у того, кто занимается вашим делом». Подзывать кого-либо при этом они отказывались. Наконец-то, когда к нам подошла дознаватель, которая вела наши дела, мы договорились с ней, чтобы нас перевели обратно в более удобную аудиторию и вернули аккумуляторы от сотовых, чтобы мы смогли позвонить родственникам и друзьям, и попросить подвезти еды/воды (жрать хотелось к тому моменту неимоверно).
Дознаватель пошла нам на встречу, нас перевели обратно в аудиторию, вернули аккумуляторы, мы отзвонились знакомым и через некоторое время нам подвезли еды/воды. У большинства из нас полностью разрядились сотовые, так что мы остались практически без связи с внешним миром.

15:00, 6 декабря

Едем в суд

Нас разделили на 2 части по 11 человек и по очереди отвезли в Басманный суд. Около входа в здание суда нас встретила пресса и различные блоггеры. Опять увидел Варламова (varlamovru), рассказал ему про то, что нам вменяют скандирование лозунгов «Всех сжечь!». Кстати, спасибо всем за такую активную поддержку, тёплые слова — реально, не ожидал, и это очень подняло нам дух (что было не лишним, поскольку на тот момент нас уже предупредили, что скорее всего посадят на срок до 15 суток).
Когда мы прибыли в суд, там уже находилось большое количество задержанных с других отделений, в общей сложности порядка 120-140 человек. К нам тут же подлетели общественные защитники от «Солидарности», мы рассказали им про то, что у нас ещё вчера изъяли паспорта и до сих пор не вернули. Защитники моментально начали ругаться с нашим дознавателем и требовать вернуть нам паспорта. Впрочем, та упёрлась рогом и ничего не отдала.
Собственно дальше мы раздали интервью прессе, написали в суд ходатайства о возвращении нам паспортов (фото ниже), находящихся в делах и принялись ждать вызова на слушание дела.

пишем ходатайства

21:00, 6 декабря

Слушание каждого дела длилось очень долго. Кроме всего прочего, в зал не пускали никого (несмотря на то, что заседание открытое), а впоследствии не пускали даже общественных защитников. Факты складывались для нас весьма печальные:
— судья полностью игнорировала необходимость заслушивания стороны обвинения (сотрудников полиции), толком не слушала задержанного, опиралась исключительно на протоколы и рапорты;
— тип и размер наказания никак не был взаимосвязан ни со степенью участия в «мероприятии», ни с прошлым задержанного: некоторые люди без прошлых административок, задержанные на тротуаре, получали по 3, 5, 15 суток; с другой стороны, были и такие, кто имел целый список прошлых похожих задержаний, но отделывались штрафом в 500 руб.
— поступила информация, что деятельность общественных защитников очень злила судью, рассматривающие наши дела, и она принципиально выносила наказание в виде ареста тем, кто не отказывался от услуг общественных защитников.

21:30, 6 декабря

Басманный суд. Первый день

За весь день, который мы отстояли в Басманном суде, наша судья успела рассмотреть дела только 5 человек (тогда как только из нашего отдела было 17 дел). В 22 часа суд закрывался. Встал вопрос: что с нами делать? Общественные защитники твёрдо стояли на одном: «вы уже доставлены в суд, ваши дела переданы судье, поэтому вы теперь под юрисдикцией суда и полиция не имеет права везти вас обратно в отдел — это уже будет повторное задержание» (юридически, это действительно так). Судья же так не считала и говорила, что нас всё равно можно держать, пока не истечёт 48 часов, так что пускай везут в отдел. Дальше прошло самое интересное, что в дальнейшем уничтожило во всех нас остатки доверия к родной полиции.
К нам подошёл майор Карташов (по-моему, так его фамилия) из ОМВД «Якиманка» и сказал примерно следующее:
«Ребят, я вас прекрасно понимаю, вы устали, хотите домой, выспаться, вы нам тоже нафиг не нужны, поэтому давайте сделаем так. Вы сейчас едете вместе с нами обратно в отдел, там пишете обязательство о явке, мы вам возвращаем паспорта и вы идёте домой. А утром приезжаете снова в отдел». Мы переспросили его: «а точно отпустят? точно паспорта вернут?» Карташов ответил: «ребят, точно, вот при только что созванивался с начальством, они дали добро».
Мы поверили и поехали обратно в отдел.

22:10, 6 декабря

Мы приехали в отдел, сначала остались стоять во дворе, курили. Видели как за ограждением собралась пресса и просто народ, который приехал поддержать нас. Мы счастливые, в предвкушении того, что наконец-то нас сейчас отпустят, стояли и ожидали своей участи. Карташов при этом стоял рядом с нами и кивал: «да, не волнуйтесь парни, сейчас начальство спустится и вас отпустят».
Когда «начальство спустилось», нас позвали внутрь отдела опять в ту аудиторию. Мы зашли в неё, уселись счастливые. Заходит начальник ОМВД Жуков Николай Николаевич, показывает в руке стопку наших паспортов и начинает перекличку. Окончив перекличку, он заявляет: «Итак, граждане! Вы совершили административное правонарушение! И вы останетесь здесь до утра, пока не откроется суд и не примет решение по вам!»
Это был конкретный удар ниже пояса. Такого наебалова, тем более от высшего офицерского состава, никто из нас не ожидал. Ладно бы обещание дал бы какой-нибудь сержант дежурный… но начальник в звании майора… К тому моменту многие из нас, поверив в скорое возвращение домой, уже полностью разрядили свои телефоны радостными звонками, что мы скоро будем дома.
После этого мы конечно долго на них орали, возмущались, но Жуков был непреклонен: вы остаётесь здесь. В тот момент в отделении уже находились задержанные на столкновениях на Триумфальной площади — их почти сразу отпустили домой. Впрочем им и вменяли не «арестантскую» статью — всего лишь участие в несанкционнированном митинге.
Ну чтож, спасибо ментам, что хоть не посадили опять в камеру на ночь. Поорали, подуспокоились, легли спать: кто на столы, кто на скамейки, кто на выступы над батареями отопления (лично я спал на нём). Фото ниже.

Спим вторую ночь

Ночь с 6-го на 7-ое декабря

Вскоре приехали представители Общественного совета при ГУВД Москвы. Выслушали нас, покачали головой, согласились, что полиция не имела права повторно задерживать и уехали. Дальше в течении ночи к нам периодически подъезжали разные люди, которые привозили еды и воды. Они не сознавались, от кого они, но всем им большое спасибо! Также знаю, что некоторые из них были направлены «Синими ведёрками» и, в частности, Петром Шкуматовым (petunder) и Данилой Линделе (d_lindele) — вам персональное спасибо! Как сказали подвозящие пропитание люди: кто-то пустил информацию в твиттере, якобы мы тут голодаем. Мы на самом деле не голодали, но всё равно спасибо всем! :))
К утру у нас уже накопилось нереальное количество самой разнообразной еды и больше 30 литров воды. Это, конечно, здорово поднимало настроение, веселило нас :) Поприкалывались над тем, что мы же теперь «политзаключённые» и можем попросить политического убежища в другой стране :)

10:00, 7 декабря

Мы постепенно начали вставать, умываться. Мама одного из задержанных с нами привезла нам зубные щётки и пасту - спасибо ей! :) Друзья другого задержанного привезли различную прессу — наконец-то мы перестали чувствовать себя словно в бункере, узнали что происходит «снаружи».

пресса

Почитали про объяснение Яшина, почему он «махал руками» — поржали :) Узнали про экстренное совещание в Кремле, про нагоняи местному начальству — прально, так им и надо.
Утром нас уведомили, что в суд нас повезут к 15:00.

12:00, 7 декабря

Начала поступать первая плохая информация для нас относительно того, как сегодня судья рассматривает дела. Судья новая, сроки стала давать более жёсткие: от 10 до 15 суток «рядовым» активистам (6-го декабря всё же преобладали сроки от 3-х до 5 суток); наказания стали готовить заранее, ещё до слушания (т.е. уже фактически не имело значения, что мы скажем в суде); общественные защитники окончательно доконали судью и некоторым из задержанных предлагали отказали от защитника и признать вину, чтобы отделаться штрафом, в противном случае — арест.

14:00, 7 декабря

Нас уже во второй раз усадили в полицейскую газель и повезли в Басманный суд. Тут уже мы и прочувствовали, что значит быть «политзаключённым» — совсем непривычно когда тебя везут в полицейской газели с включёнными спецсигналами.

суд. второй день

Задержанных из нашего отделения (Якиманка) должны были начать слушать в 15:00. Но перед нами без очереди влезло отделение по Замоскворечью, поэтому нас начали судить только около 17 часов. До этого времени мы отсыпались в полицейской Газельке.

отсыпаемся

16:50, 7 декабря

Первых из нас начинают вызывать в суд и выносить приговоры. Как и ожидалось: все решения суда уже заранее приготовленные, у всех они совпадают слово в слово. На каждого из нас уходило по 5-10 минут. Заходишь, судья зачитывает тебе права. Пишешь расписку, что права разъяснили. Судья спрашивает как всё было. Лично я ответил в таком духе: «Пришёл на санкционнированный митинг, послушать и сделать фотки для своего блога. После митинга пошёл в сторону метро. Увидел перекрытую оцеплением дорогу и толпу людей. Встал и начал фотографировать. Когда начали оттеснять людей к метро, развернулся и пошёл к метро. Когда я подходил к метро, меня из толпы резко выдернул неизвестный мне сотрудник полиции и потребовал от меня пройти в автобус. После этого я самостоятельно, не оказывая никакого сопротивления, прошёл в автобус. Вину в неподчинении законным требования сотрудника полиции не признаю».
После этого судья ушла в совещательную комнату, меньше чем через минуту вышла оттуда с приговором: признать виновным в неподчинении законным требованиям сотрудника полиции и приговорить к штрафу в размере 1 000 руб. После этого я расписался в том, что получил копию постановления (фотки постановления раз и два), вышел, пожелал удачи остальным нашим парням и ушёл домой.
Насколько мне известно на данный момент, всем нам, отсидевшим двое суток в отделении по Якиманке и в Басманном суде, вынесли один и тот же приговор: штраф 1 000 руб.
Буду писать аппеляцию. На новые митинги пойду, да. Да, если теперь ещё раз задержат на митинге, то уже однозначно арест будет.

P.S.: свои показания я строил из следующей тактики. Судью разозлили общественные защитники (не путайте с нанятыми вами лично адвокатами) — поэтому я от них откажусь, в принципе дело плёвое рассматривается. Те, кто «прикидывается дураком» и идёт в жёсткое отрицалово а-ля «я случайный прохожий, ни в каких митингах участие не принимал, шёл домой, задержали, ничего не совершал» — тоже злят судью и часто им она выносит аресты. Значит признаю, что участвовал в митинге, тем более по нему ко мне вопросов не было, меня обвиняли только в том, что я не подчинился требованиям сотрудников полиции покинуть проезжую часть.

Снятые мною видео событий:


Подарок на память для ОВД Якиманка

UPD: что-то так получилось, как-будто меня там не было. Добавлю ка и своих фото с задержания.

Вот тут я на столе сижу в чёрной куртке, как видите (фото Евгения Миронова, который сидел вместе со мной):

Я

Это я вторые сутки сижу в ОВД Якиманка:

Я

Это я вторые сутки пытаюсь спать в ОВД на выступе над батареями отопления:

Я

Это нас на вторые сутки привезли опять (во второй раз) в Басманный суд, ждём когда дойдёт очередь до задержанных из нашего отделения и начнут судить:
Басманный, протесты

Также когда нас в первый раз привезли в Басманный суд (6 декабря), я давал интервью телеканалу РЕН ТВ — возможно меня там можно увидеть. Плюс на видео ютубовском (которое в посте, чуть выше) я тоже мелькаю пару раз — то в зелёной толстовске, то чёрной куртке сижу (когда в Газели).
Ну и на видео BBC я мелькаю несколько раз, также в зелёной толстовке.
Tags: 5 декабря, 5дек, москва, навальный, путин, россия, чистые пруды
Subscribe

  • Экспертный совет из иностранных учёных-транспортников для Москвы

    Оригинал взят у maxkatz в Экспертный совет из иностранных учёных-транспортников для Москвы У нас в Москве есть большая проблема с…

  • 2 года

    21 апреля 2009 года, т.е. ровно 2 года назад, Боинг авиакомпании «Аэрофлот Дон», выполнявший рейс Сургут-Москва, сел в аэропорту Шереметьево. На…

  • Как вы это делаете?

    В плане художественной литературы я считаю себя абсолютно необразованным человеком. Недавно я дочитал книгу братьев Стругацких «Понедельник…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments